Купил машину с первых заработков: бойцы студотрядов рассказали, зачем едут на Восточный

«АмурЛента» пообщалась с участниками летней студенческой стройки космодрома

Автор: Яна Лахай

На днях на космодроме Восточный стартовал осенний этап студстройки, тогда как только в конце августа закончился летний, который сами бойцы называют «целиной». На закрытии летней смены довелось побывать и корреспондентам «АмурЛенты» и пообщаться с ее участниками. Признаться, нас поразило все — масштаб, энергетика и неуловимый дух комсомольских строек.

На целину традиционно съезжается самое большое количество отрядов за год — в этом году их было 29 из 19 регионов страны — это более 400 человек. Сами работодатели отмечают, что теперь бойцы — это настоящие ударники труда. Если раньше их привлекали на простые, подсобные работы, то теперь студенты варят арматуру, заливают бетон, работают с документами.

Чтобы сделать, а чаще — перевыполнить план, студенты трудились на 40-градусной жаре, а если случался простой из-за дождей, выходили в выходные. И не только ради зарплаты, но и из-за конкуренции — каждый хочет забрать знамя и стать лучшим.

При этом ребята  искренне радуются друг за друга, дружат на стройке, влюбляются, поют у костра. И все это — помогая возводить космодром и город Циолковский в дальневосточной глуши. Это романтика 21 века. Это герои нашего времени.

 «Я поеду на запуск «Союза» с Байконура»

Михаил Рослик, отряд «Факел», Амурская область

— Я приезжаю на стройку уже третий раз за год, до этого был здесь зимой и весной. Наш отряд состоит из студентов Амурского строительного колледжа. Он небольшой — 12 человек, его состав практически не меняется.

По профессии я техник ПГС — это строительство и эксплуатация зданий и сооружений. Перешел на 4-й курс, мне 19 лет. В этом учебном году буду защищать диплом. Возможно, он будет связан с космодромом.

Не знаю, как у других, но у нас в колледже попасть на Восточный — большая честь. Когда впервые узнал, что меня приглашают работать на космодром, позвонил маме. Она обрадовалась, чуть ли не расплакалась. Сказала, что молодец. Похвалил и отец, сказал: «Я тобой горжусь». Родители всегда хотели, чтобы я стал либо военным, либо строителем, поэтому для них важно, что я здесь — ведь не каждый может сюда попасть.

А девушке моей, конечно, сложно. Начиная с января, я периодически уезжаю: два месяца на стройке, потом 15 дней дома, отдыхаю и обратно. Но любовь такая штука — все стерпит. Я был бы рад, если б она поехала со мной, но у нее другая специальность. Она учится в АмГУ на дизайнера — на космодром не берут. Зато она состоит в студенческих педагогических отрядах.

В первую мою стройку мы трудились на объектах Циолковского. Занимались отделочными работами. На стартовую нас тогда отвезли только на экскурсию. Меня поразило, что весь космодром мобилизирован. Все технологии на высоком уровне, много автоматики.

А этим летом наш студенческий отряд работал уже на стартовой площадке в центре космодрома. Мы очищали, красили всю стартовую, штукатурили, бетон заливали, производили монтажные работы тех зданий, которые после взлета «Союза» в 2016-м году немножко поколебало — штукатурка посыпалась. Это все мы возводили по новым технологиям, которые будут устойчивы к пускам.

До целины мы жили на «десятке» — это вахтовый городок. Там кормили очень хорошо, считается, что там лучшая столовая. Но приехали на технический комплекс, а там оказалось еще лучше. Что касается бытовых условий, то на техническом комплексе они похуже — это вагончики, не общежития, конечно, где в каждой комнате имеется душ, но жить можно.

Это лето было очень жарким, было тяжеловато, иногда жутко болела голова. Но мы же понимали, куда ехали, что надо работать, поэтому никто не сдался. А так, кто не выдерживает, уезжает домой.

Весной я стал лучшим комиссаром стройки, а этим летом мне вручили сертификат на поездку на Байконур. Я увижу запуск «Союза». Увидеть космодром очень хочу, рассказывают, что он в два раза больше Восточного. Пока не могу описать свое состояние. Близким радостную новость сообщу лично.

На космодром в качестве бойца стоит ехать в первую очередь ради опыта. И первый заработок — он приличен. Бойцам строительных отрядов платят здесь очень хорошо — от 25 тысяч рублей в месяц и выше. Для нас реально норму втрое перевыполнять. С первых заработков на космодроме я купил машину и на целину приехал на ней.

Но стимулом должны быть не только деньги и практика. Сюда приезжает много людей со всех регионов страны, это интересно, это в первую очередь знакомства, ведь мы не знаем, как у нас жизнь повернется, в какой части страны мы окажемся завтра. Здесь бойцы — это одна дружная семья. Ты можешь смело положиться на товарища.

«Вряд ли я еще увижу Дальний Восток»

Полина Урусова, отряд «Махаон», Новосибирская область

На космодроме я в первый раз. Я в восторге. Это моя первая целина. Я очень давно хотела, мечтала и очень рада, что приехала сюда.

Я учусь в медицинском университете — единственном медицинском вузе Новосибирска. Перехожу на третий курс, мне 20. Мой студенческий отряд называется «Махаон», мы образовались совсем недавно и здесь я единственный его представитель. Вообще раньше такого не было, чтобы кто-то из медотрядов выезжал на космодром. Но в этом году такое предложение поступило, и я решила, что обязательно должна поехать. Мама меня поддержала. Сказала, что если выпадает такой шанс, то использовать его точно нужно, потому что Дальний Восток я вряд ли когда еще в жизни увижу.

Моя миссия здесь состояла в том, чтобы как медику помогать бойцам студотрядов. Бывало разное, начиная от обычного конъюктивита. Кого-то сопровождала в больницу, с кем-то даже просто разговаривала — это тоже бывает необходимо. Получила благодарственное письмо за хорошо выполняемые обязанности.

Мои ожидания определенно оправдались. Каждый день проходил по-новому, не было такого, чтобы моя работа превратилась в рутину. Мы устраивали праздники: летом отмечали Новый год, 23 Февраля, 8 Марта.

Как девушку условия меня не смущали — мы жили в палаточном городке, но в вагончиках, поэтому условия были намного комфортней, чем у мальчиков. Есть душ, есть уборная, есть кровати, обогреватели, если нужно, холодильник и розетки. К тому же мальчики нам очень помогали — что-то принести, починить, прибить не отказывались. С ними можно было просто поговорить, попеть песни под гитару. Так как я одна из своего отряда здесь, мне было важно, что могу зайти в любую палатку, и мне будут рады.

Жаль уезжать. Безумно жаль. Я не очень сентиментальна, но слезы все время подкатывают в последние несколько дней. Сегодня уже многие ребята отправляются домой, и я думаю, что не смогу сдержать слез.

Моя причина ехать на космодром — это атмосфера, это непередаваемая атмосфера. Я даже не знаю, как описать. Настолько много воспоминаний у меня останется, что их хватит еще на год вперед. Если такая возможность еще будет, а я очень надеюсь, что она когда-нибудь будет, я обязательно в первых рядах буду проситься поехать. Потому что это непередаваемо, это наше студенчество, наши лучшие годы, и проводить их так, а не лежа перед телевизором, — это действительно достойно, это очень-очень круто.

«Ехал на космодром шесть дней на поезде»

Александр Бородин, отряд «Есть контакт», Самарская область

Я учусь в Самарском государственном университете путей сообщения. Мне 21 год, перешел на четвертый курс.

Первое лето, которое я провел, будучи студентом, дома, было скучным и неинтересным. Поел-поспал. А сюда поехал в прошлом году за другом и втянулся. Товарищ успел съездить на космодром и рассказал обо всем — про палатки, про питание, про работу. Поэтому я ко всему был готов, хотя тут вполне сносные условия. Единственное, во время дождей сырость в палатке, мокрая роба, которая не успевает сохнуть — вот и все неприятности.

Первое, что здесь поразило, это масштаб. В прошлом году было 32 отряда из 24 регионов страны. То есть много знакомств, общения. Ты открываешь для себя много нового. И в принципе атмосфера дружеская, которая здесь есть, она влюбляет в себя. Когда я приехал домой после первой целины, через день уже скучал.

Хотя дома скучает девушка, она меня как в армию отправляла, считает дни. Не ревнует. Мы доверяем друг другу. Да и к кому, если из 29 отрядов всего один женский и ты с ним пересекся всего три раза, наверное, на общих мероприятиях? Мы же живем отдельно. Но меня этот факт не расстраивает (улыбается).

В дружбу после стройки верю. СО «Эшелон» из Новосибирска — третий год наш отряд с ними на стройке и это лучшие люди из тех, которых мне довелось встречать. Еще ребята на другом всероссийском объекте трудятся — это «Мирный Атом» — тоже наши товарищи. Вот это люди, с которыми отношения всегда были на высшем уровне и, надеюсь, будут оставаться такими всегда. Мы общались с ними весь прошлый год и после стройки. Списывались, поздравляли друг друга с назначениями, с какими-то заслугами и победами, связь поддерживаем.

В этом году мы работали на объектах Циолковского — вязали арматуру, заливали пол, шпаклевали, штукатурили. Так как я здесь не первый год, практически все умел. Никаких благодарственных писем не получил, но на самом деле, не всегда важен результат, а важнее те эмоции, которые остались в памяти. Ты можешь победить, но в процессе ничего не испытать. Можешь не победить, но эмоций полная голова и ты с ума сходишь от этого фонтана. Наверное, это справедливо и в отношении заработка. В Самаре можно найти альтернативу — какую-то работу на лето за примерно такие же деньги, но ничего мне не принесет столько впечатлений.

Интерес в студстройке для меня в том, что я из Самары и ехать на Дальний Восток шесть с половиной дней на поезде. Природа — Байкал, Урал, Сибирь. Посмотреть все это даже из окна вагона было очень любопытно. Ну и еще здесь я получил колоссальный опыт. Ты на протяжении двух месяцев живешь в одной палатке, у вас один душ, один санузел, вы едите из одной посуды, работаете вместе на протяжении всего этого времени, вы находитесь в полном контакте друг с другом. С кем-то становитесь больше, чем друзьями.

А еще здесь всегда чему-то учишься. Если что-то получается хуже, обязательно подскажут, ты научишься или сам же потом сможешь кого-то поднатаскать.

Завести друзей по всей стране — это самая важная часть. Не имеет значения, в какой части страны ты окажешься, везде тебе будут рады.

«Здесь я поставил для себя галочку»

Даниил Сычев, отряд «Монтажник», Краснодарский край

Я на Дальнем Востоке впервые. Условия интересные — для настоящих бойцов, для мужчин. Первое время было тяжело — переакклиматизация была, долго привыкали к влажности, непривычным погодным условиям. И еще к быту. Жить в палатке — это все-таки не в вагончиках, не в общежитиях. Сложности были. Как бы палатки ни обогревались, ночью может быть холодно, либо если ты за ней не ухаживаешь, где-то что-то продует, протечет во время дождя, это тоже не редкость. Нас в палатке было 15 человек. Не конфликтовали, потому что в этом нет никакого смысла. Все знакомы, все работаем вместе, мы сплоченные ребята.

В отряде состою первый год. О том, что можно поехать на стройку, узнал в нашем штабе в университете. Подумал и поехал. Во-первых, мне интересно попутешествовать. Во-вторых, конечно, никто не откажется от денег. И, в-третьих, российские студенческие отряды — это что-то новое для меня, интересное, все эти «бойцовки», целинные праздники. Хотелось попробовать.

Родителям тяжело было отпускать меня так далеко и надолго. Их ведь все пугает — и перелеты, и расстояния, и погодные условия, и стройка, и все что можно и нельзя. Но если я решаю — я делаю.

На работе мы заливали полы, делали стяжки, шпаклевали, штукатурили, чем только ни занимались. Я учусь в Кубанском государственном аграрном университете, по специальности я строитель уникальных зданий и сооружений, но закончил только второй курс, поэтому на стройке в первый раз. Чему-то пришлось учиться прямо здесь. Та же самая стяжка бетона — никогда раньше не сталкивался, научили ребята-бойцы, помогли. Все получилось!

«Вау» было, когда нас повезли на стартовую площадку, на технический комплекс. Было очень интересно смотреть на все эти постройки, захотелось строить именно то, что увидел — это как раз по моей специальности. Построить космодром — это круто!

Немного грустно уезжать, но домой хочется. У меня есть девушка и она не говорит, она кричит, когда я уже приеду. Два месяца — это вроде немного, но это смотря какая девушка. Кто-то может потерпеть, а кто-то — нет.

Я здесь галочку для себя поставил, хотел бы поехать в другой город. Планирую отправиться на «Мирный Атом» в Озерск. 

«Романтические истории на стройках часто случаются»

Шейх Тижан Диоп, отряд «Легион», Воронежская область

Предвосхищая вопросы, скажу, что мой папа родом с северо-западной Африки, из Мавритании. Я родился в Воронеже, мне 20 лет. По специальности я дорожник. Еще в нашем отряде есть замечательные ПГСники, очень талантливые архитекторы, реставраторы и многие другие. Учимся мы в…. А вот это сложный вопрос. У нас меняли название университета, и до прошлого года я учился в Воронежском архитектурном университете, а сейчас я учусь в Воронежском опорном техническом университете.

Этот значок голубя, что на моей бойцовке, мне дали на предыдущей целине — на космодроме Плесецк. Это символ всероссийской стройки «Поморье». Там дают один значок, но я так хорошо работал, что мне дали два (смеется). Там наш отряд занимался довольно серьезными вещами — кладкой железной дороги. Здесь же, на Восточном, было огромное количество разнообразной работы: мы клали бордюры, бордюрную плитку, собирали малые архитектурные формы для садика в Циолковском. Малая архитектурная форма — звучит очень красиво, но на самом деле это машинки, качельки, горочки.

Родители были не против, чтобы я поехал на Восточный.  В первый раз они больше боялись. «А вас там не обидят?» — «Да не обидят, нас 16 человек». Хотя стоять за себя приходится всегда — за свои интересы, за свои убеждения, это нужно даже здесь, даже в первую очередь здесь, потому что это конкуренция. Каждый хочет забрать знамя, каждый хочет стать победителем. Чтобы забирать награды, надо быть стойким. Мы взяли второе место в этом году в общем зачете и третье по комиссарской деятельности.

Изначально на стройку едут из-за интереса и из-за какой-то финансовой необходимости, потому что все — студенты, разумеется, всем нужны деньги. Но ребята, которые едут больше одного-двух раз, — это люди, которые нашли в этом что-то большее, чем деньги. Вот в том году мы были на «Поморье» и эта стройка, к сожалению, на своей середине чуть-чуть подразвалилась и стала не всероссийской, а межрегиональной. Несмотря на то, что комиссарская деятельность закончилась, очень многие расстроились, когда нас спрашивали про зарплату, мы отвечали «ну придет и придет». Нам уже было все равно, потому что свои впечатления, эмоции, друзей мы уже нашли, и нам этого было достаточно.

Мы завели друзей из других регионов. Даже была такая практика, что к нам девушки из Архангельска приезжали… к некоторым. К нашему комиссару, например, он познакомился в «Поморье» со своей женщиной. Такие истории романтические очень часто бывают, на самом деле. Даже несмотря на то, что девочки живут отдельно.

В прошлом году вообще три человека так познакомилось, и я был одним из этой тройки. Комиссар и его девушка сохранили свои отношения, уже год встречаются, а мы вот приятную историю для старости оставили. Они тяжело видятся, конечно.  Она в Архангельске живет, а он — в Воронеже. Встречаются периодически, через две недели, через месяц. На все слеты ездят. так и поддерживают отношения.

Фото: Дмитрий Тупиков

Фото превью: Андрей Анохин 

 

    Оставьте комментарий

    Login

    Welcome! Login in to your account

    Remember meLost your password?

    Lost Password

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.