Хабаровские The Starkillers: «Если ты лох, то и в Москве будешь лохом»

AmurLenta поболтала с самыми обаятельными рокерами Дальнего Востока о странной музыке, корейской водке и имидже музыкантов

Автор: Елена Иванова

Когда они выходят на сцену, оживает даже самая вялая толпа. Непривыкшие к общению с музыкантами скромные благовещенцы начинают реагировать на происходящее, танцевать и прыгать со сцены в зал. The Starkillers, которых в амурской столице уже знают, снова посетили наш спокойный городок, встряхнули гостей фестиваля «Армагеддон» и поболтали с нами.

Правда, из четырех участников группы (Денис Рублевский, Денис Ким, Денис Давыдов и Артем Черенков) удалось застать в гримерке только двоих, но вышло все равно весело. Колоритные хабаровские ребята играют турборок — мощную и зажигательную смесь разных рок-направлений с неповторимым брутальным вокалом.

Как все начиналось

— Сколько лет The Starkillers?

Денис Рублевский: Именно группе The Starkillers два года. Но не забывайте, что до этого мы назывались Fucknroll и это тоже своя особая история.

Денис Ким: В целом же группе около шести лет, и мы не открещиваемся от нашего «факнролльного» прошлого. До 2012 мы как музыканты участвовали ещё в разных сторонних группах, но после победы на «Просторе – 2012», когда музыканты Би-2 сказали, что мы на этом фестивале лучшие (а там были другие крутые команды), стало понятно, что надо заниматься группой серьезно. А до этого мы просто дурачились.

— У вас в группе три Дениса. Как вы не путаетесь?

Д.Р.: Нет путаницы. Можно обращаться по прозвищам и фамилиям: Батя, Ким и Рублевский.

— Вы сильно отличаетесь от «кокаиновых» рокеров 90-х.

Д.К.: Они по cравнению с нами выглядят очень стройными и красивыми, иногда даже слишком.

Д.Р.: Зачем кокс, когда есть другие интересы. В группе все занимаются спортом, кроме Бати (басиста Дениса Давыдова). И причина не в том, что он не хочет, а потому что у него четверо детей, здоровенный трехэтажный дом и огромное хозяйство. Гуси, куры, свиньи, кролики, сад, огород. Например, я четыре раза в неделю хожу в спортзал, где занимаюсь часа по полтора. А у него ежедневно двух-трёхчасовое «кардио». Что такое накормить всю скотину и навести порядок в хозяйстве? Это та же тренировка, которая по энергозатратам зачастую превосходит спорт. И Батя каждый день так упахивается.

Д.К.: Из нас всех Джерри (Артём Черенков) наиболее серьезно занимается спортом — он мастер спорта по боксу, сейчас собирается участвовать в соревнованиях по Mеn`s Physique.

— Сколько вам лет, ребята?

Д.Р.: Мне 35 лет, Денису — 28, Артему — 27, другому Денису — 44 года.

— И как вы зарабатываете на жизнь?

Д.К.: Я даю уроки игры на гитаре, Артем работает барменом в баре Crossroad и преподает игру на барабанах.

Д.Р.: Я — арт-директор клуба Crossroad и занимаюсь организацией разных концертов в Хабаровске.

Денис Рублевский / Фото: static.sakh.com

О будущем рока

— Лет пятнадцать назад одна очень известная в те времена городская рок-группа пела про то, что рок умирает. Так и не умер?

Д.К.: Гребенщиков ещё в 1983 году пел, что рок-н-ролл мёртв. Но это все ерунда: умирают отдельные группы. Если ты занимаешься собой, своей музыкой и своей публикой, то твоя банда и твой стиль будут жить. Просто какие-то жанры становятся более или менее популярными, а какие-то наоборот отходят на второй план.

Д.Р.: Ничто в музыке не умирает. Даже диско до сих пор не умерло, как и другие музыкальные стили прошлого века, как, например, свинг или босанова. Просто они существуют в новой ипостаси. Не знаю ни одного жанра, которого действительно больше нет, который бы исчез совсем.

— Хип-хоп оказался живучим.

Д.Р.: Всему свое время. Хип-хоп еще не поднялся в полную силу. Рок-н-ролл был в расцвете на протяжении 60 лет, с момента своего появления в 1955 по 2005 годы. Он был музыкой номер один в мире. Самыми скандальными, яркими, популярными и богатыми командами были именно рок-группы. Но невозможно в течение 60 лет постоянно оставаться в топе. Вполне естественно, что сейчас в роке произошел спад. У нового короля еще все впереди.

Д.К.: Даже когда рэп только зарождался, там уже появлялись большие имена. Скоро его будет намного больше, но потом он тоже отойдет.

О гастролях в Корее

— По вашим соцсетям видно, что вы полюбили Южную Корею во время гастролей.

Д.К.: Да, было отлично. Не вспомню ни одной плохой истории. Прекрасная страна, добрые люди. Идешь по улице — они все вежливые, все подскажут.

— И вас там полюбили, судя по всему.

Д.К.: Когда мы приехали в первый раз в Корею, то не догадывались, что нас там уже ждали. Местная девочка заказала нам на заводе, где делают национальный алкогольный напиток соджу, два ящика по двадцать бутылок этой корейской водки с нашим логотипом на этикетках. Так круто было! Ни одной не сохранили — все выпили. Там была такая тусовка — грех было не выпить!

Д.Р.: Корейцы вообще много пьют. Много работают ну и отдыхают соответственно. В четверг начинается кураж, а в пятницу и субботу — вообще п..дец. Там нет драк, нет блевотины, нет конфликтов, но пьяных людей море. Посмотри наши влоги — там лишь малая часть, потому что в остальном мы сами принимали участие.

 

О любимой музыке

— На какой музыке выросли сами?

Д.Р.: Вся группа начинала с хард-рока классического образца: AC/DC, Led Zeppelin, Deep Purple, Queen, Motorhead. Уже потом на это стали накладываться личные вкусы. Я люблю блэк-метал, Денис Ким — трэш-метал, Денис-басист — фанк, что-нибудь легкое в духе Red Hot Chili Peppers, Артем — классический рок.

Д.К.: Металлом я стал увлекаться, когда был подростком, а до этого слушал хард-рок (Kiss, AC/DC), потом потяжелее (Motorhead), затем Slayer, Pantera. Теперь снова вернулся к хард-року.

Д.Р.: Что касается русскоязычной рок-музыки, то мы не оригинальны и, будучи подростками, слушали: ДДТ, «Король и Шут», «Кино», «Агата Кристи», «Сектор газа», «Гражданская оборона».

— Самая странная музыка, которую вам доводилось слышать?

Д.Р.: Если говорить о той, что мы слушали вживую, то есть что вспомнить. Мы много катались по России и очень много с кем выступали. В Москве, например, с коллективом «Х…йло и НЛО». В Екатеринбурге выступали с группой «П…дор и г..но». Мы слышали вживую много невероятной, сумасшедшей музыки: начиная от тяжелых команд, которые играли невообразимый, ультратяжелый death-grind, который даже нам тяжело было слушать, и заканчивая гейским синти-попом. Есть что вспомнить.

— С кем из известных музыкантов выступали на одной сцене?

Д.Р.: Если начинать с металла, то это Kreator, Limp Bizkit, The Rasmus, Harry Big Button (очень известная в Корее рок-группа), UDO, Napalm Death. С Caliban у нас был совместный тур по России. Из российской рок-сцены играли с «Чайф», «Мумий-Тролль», «Би-2», «Чиж и Co», «Звери», Amatory, Stigmata, Purgen и ещё огромная куча команд.

Денис Ким / static.sakh.com

О незабываемом

— Какие выступления запомнились больше всего?

Д.К.: Самым запомнившимся для меня были разогревы Limp Bizkit и Kreator и победа на фестивале «Простор – 2012», на который мы попали случайно и победили тоже случайно (смеется). Подали заявку и забыли, прошли, отыграли и потом узнали, что еще и победили. После этого наша жизнь, конечно, изменилась. Все фестивали «Простор» — потрясающие. Очень крутым стал наш собственный фестиваль Fucknroll Fest, который мы делали в 2015 и 2016 годах.

Д.Р.: Дни рождения группы, Hallooween`ы в Velicano и любой наш концерт, на котором есть тысяча человек (а у нас было немало таких), запоминаются как нечто невообразимое.

— Самые безумные истории с концертов?

Д.Р.: Много было локальных безумных концертов, на которых творилась дичь. Мы играли на всем Дальнем Востоке и дальше, и много где творился ад. Помнишь (Денису Киму), как отвалился балкон на втором этаже, и «скорая» увезла шестерых человек. К счастью, с ними все было нормально потом. Или люди пшикают в зале баллончиками и устраивают драки между собой, а ты в это время выступаешь.

Д.К.: В Казани к нам на концерт пришел прокурор. Ему очень понравилось.

Д.Р.: Мы играли в Москве на площадке, которая называется «Шале». Я понял, что в зале есть энное количество иностранцев, которые говорили на французском языке, хотя еще не разобрал, кто это — французы, бельгийцы или канадцы. Выступали местные команды, и их неплохо принимали, но я во время выхода на сцену решил, что надо попробовать вытащить иностранцев в зал: их много, но они игнорируют местные группы. И я начал в микрофон кричать все французские слова, которые вспомнил: «Жан-Клод Ван Дамм», «пармезан», «баклажан», «ситроен», «салют», «бонжур» и прочее. В итоге они дьявольски угорели вместе с нами: бросили свои столы и устроили танцы!

Д.К.: Выяснилось, что это канадцы, и они выкупили все наши диски. Мы спросили: «Зачем вам столько?» А они сказали, что друзьям раздадут.

Д.Р.: Вообще классных историй много, как и полагается в рок-н-ролле! И в гримерку ящики с алкоголем закатывают, и девочки полуголые в окна лезут. Но не всё стоит рассказывать.

О благовещенской публике

— Традиционно считается, что благовещенская публика — довольно «мертвая». Но вы умудряетесь ее расшевелить.

(Оба отрицательно машут головой).

Д.К.: Мы не считаем ее мёртвой. Благовещенская публика — типично дальневосточная. Она разношерстная в плане возраста, в ней примерно равное соотношение мальчишек и девчонок. Её без проблем можно расшевелить. Публика на Дальнем Востоке отличается только во Владивостоке — там на концерты не пускают подростков, так как вход 18+, и средний возраст нашего слушателя там — 27-30 лет (от 19 до 38 лет). В Хабаровске ситуация примерно, как в Благовещенске — ходят зрители от 14 лет.

— Устаете, когда приходится так жечь на концертах?

Д.Р.: Когда играем «стоминутку» (программа длинною час и сорок минут), то, конечно, устаем. Потом можно только немного пообщаться с народом, выпить и лечь спать. Если это более короткие сеты, то всё в порядке.

— Сколько раз вы были в Благовещенске?

Д.Р.: В этом году уже третий раз. В первый раз были у армян в клубе «Голливуд», который сейчас закрыт. Потом приезжали на «Армагеддон 2», где презентовали альбом, были на «Мойках мотоциклов», в «Харатсе», в «Колорадском Папе». Cейчас мы у вас раз восьмой.

О современной одежде

— У вас довольно агрессивный имидж в целом: от афиш до выступлений. Вы в некотором роде выглядите опасными, но очень стильными.

Д.К.: Мы не стараемся вселить ужас и страх. Наоборот, хотим, чтобы люди смотрели и думали: «О, что это за х..ня такая? Пойдем посмотрим!» На самом деле, сейчас проблема многих рок-музыкантов и одна из причин упадка рока в том, что внешний вид, костюмы и декорации и даже элементарная подача на сцене стали для них необязательным элементом. Вот посмотри, например, на line-up «Нашествия»: многие выглядят ужасно. Только молодые группы вроде Amatory, Stigmata, «Слот» или Lumen выглядят круто. А некоторые группы выглядят, как дешёвые кабацкие музыканты. На наших великих старых рокеров без слез не взглянешь.

Д.Р.: Им наплевать на себя, они заплыли. Но при этом есть примеры других «стариков». Гарик Сукачев очень классно выглядит и двигается, как молодой. Кинчев тоже всё так же артистичен. Или «Чайф» с «Браво», которые на стиле. Или группа «Ленинград», например. Они не скрывают свой образ жизни, но работают потрясающе. Так что дело не в возрасте и не стиле музыке, а в отношении к себе и к зрителям.

Д.К.: Не менять имидж на протяжении 25 лет — это провал. Невозможно одинаково хорошо выглядеть все эти годы в одном и том же стиле.

Д.Р.: Никто не говорит о том, что им надо надеть розовые футболки или белые спортивные штаны, чтобы выглядеть современно. Даже такие иконы, как Rammstein, Iron Maiden, Bon Jovi меняют сценические костюмы и декорации, делают новые шоу. Посмотрите, как они выглядели, например, в 1995, потом 2005, затем в 2017. Нет радикальных перемен, но есть что-то новое и интересное. Они круто выглядят, а самое главное — двигаются и делают шоу и спустя десятилетия.

«Мойка мотоциклов» в Благовещенске / Фото: Юрий Юрьев

О перспективах

— С кем хотите сыграть?

Д.К.: Из российских команд однозначно с «Ленинградом». Особенно после того как в последний приезд мы отлично тусанули с теми ребятами с группы, с которыми в приятельских отношениях. У нас через две недели будет новое видео об этом на YouTube. Там будет много интересного, включая поездку на «Мойку мотоциклов» в Благовещенск.

— Банальный вопрос: были мысли переехать?

Д.К.: И да, и нет. Нас туда постоянно зовут: и наш концертный директор, и более опытные музыканты. Причем не в Питер, а именно в Москву. Но я не понимаю, зачем куда-то ехать, когда есть интернет? Если ты лох, то и в Москве будешь лохом. Надо поднимать свою задницу, заниматься своей музыкой и продвигать себя самому, а не дожидаться, что только лишь переезд на запад России всё изменит. Конечно, удаленность ДВ сказывается на гастрольной деятельности: тяжелые и долгие переезды. Но я все равно не вижу смысла ехать туда на ПМЖ и бросать все только ради удобной логистики и тешить себя надеждой, что переезд всё изменит.

Д.Р.: Я откровенно могу сказать, что в силу определенных семейных событий не имею возможности надолго уезжать из Хабаровска.

Д.К.: Никто там тебе ничего не кинет. Самому нужно прорываться. В июле мы общались с  «Ленинградом» и спросили у Сергея Шнурова, стоит ли дальневосточным музыкантам переезжать на запад России. И он ответил: «Что вы х..ней занимаетесь? Есть интернет, Instagram, YouTube. Если ты — олень, то и в Москве ничего не добьешься. Выкладываешь видео и, если контент качественный, люди его находят и хотят видеть тебя, независимо от того, откуда ты. Это востребованность. Как Lumen, например, живут в Уфе, но концерты дают по всей стране.

Д.Р.: Конечно, в нашем регионе есть ограничения по производству качественного контента: не так много талантливых операторов, звукорежиссеров, актеров, сценаристов. Есть проблемы со студиями звукозаписи. Но и эти темы решаемы.

— Если бы появилась возможность попасть в line-up любого европейского или американского музыкального фестиваля, на какой бы вы отправились?

Д.К.: Я бы с удовольствием выступил на немецком Wacken или английском Download. Но надо быть очень востребованным, чтобы туда попасть.

Д.Р.: Если честно, мы были бы рады выступить на любом крупном европейском, американском или японском фестивале. Нам они очень интересны. Я сам был на Ozzfest, это очень крупное мероприятие. Мы прекрасно понимаем, что нам это пока не грозит, потому что уровень команд, которые там играют…

Д.К.: Я так не считаю!

(Смеются).

 

Login

Welcome! Login in to your account

Remember meLost your password?

Lost Password

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.