Изменить взгляд: «АмурЛента» поговорила с первым мужчиной-мастером по наращиванию ресниц

«АмурЛента» поговорила с первым в Благовещенске мужчиной-мастером по наращиванию ресниц

24-летний амурчанин Алексей Козлов — первый мужчина-мастер по наращиванию ресниц в Благовещенске. Его имя здорово вписалось в термин «лэшмейкер» и превратилось в «ЛЕШмейкер». Однако сама его личность с работой в бьюти-среде сильно диссонирует — парень занимается тайским боксом, мечтает работать в структурах, за спиной у него служба в армии в разведке, а рядом — красавица-девушка. Зачем настоящему мужчине понадобилось разбираться в «женских штучках», выяснял корреспондент «АмурЛенты».

Такой один

— Если бы пару лет назад мне кто-то сказал, что я буду наращивать ресницы, я бы разобрался с этим человеком (смеется). Я ни на секунду не мог представить себя в бьюти-сфере, только если руководителем какого-нибудь салона.

По образованию я учитель истории. С 12 лет занимался тайским боксом, поэтому по студенчеству часто стоял на охране в клубах. До сих пор, к слову, в «Пиплзе» подрабатываю. После выпуска из БГПУ (не знаю, каким чудом я его окончил) ушел в армию. Я попал в разведку, в отряд специального назначения в Хабаровске.

Мне было очень интересно, служить понравилось. К тому же я был младшим сержантом, единственным из ста человек. Тут помог спорт, конечно, ну и еще я бывший суворовец — с 7-го по 11-й классы учился в Уссурийске. Поэтому и жизнь планирую связать с чем-то очень мужским. Вижу себя в структурах.

Думаю, из этого ясно, что решение заняться наращиванием далось непросто. Я спортсмен, у меня есть определенная репутация. Идею предложила моя девушка. Она работает в бьюти-сфере, занимается ногтевым дизайном. Сама она переехала ко мне из Хабаровска и заметила, что и там, и здесь мастеров-мужчин нет и можно сделать ставку на уникальность.

Я сначала категорически  отказывался, но она мне просто сказала: «Назови хоть одну женщину-художника». Я впал в ступор.

Трудности возникли и с тем, чтобы быстро назвать известную женщину-автора художественных произведений. Действительно, мужчинам что-то априори удается лучше, и почему бьюти-индустрия не то место, где можно в этом еще раз убедиться? Тем более что это сулило хороший доход.

Здесь я среди лэшмейкеров никого не знал, как и моя девушка. Поэтому 11 февраля я уехал на обучение в одну из лучших академий Хабаровска. Все были удивлены появлению парня в группе, куда набрали одних девушек. Они сказали, что в Хабаровске я первый мужчина-мастер по наращиванию ресниц и едва ли не единственный — на Дальнем Востоке.

Обучение проходило всего два дня, но за это время я выкладывался по полной. Теории было очень много, и осложняло все то, что я не знал ничего из вашей «женской» терминологии.

Я переспрашивал почти каждое слово. Господи, да я даже не был в курсе, что такое мицеллярная вода!

В итоге в первый день вместо пяти часов вечера, мы закончили в восемь, потому что им пришлось возиться со мной.

Но старания оправдались. На следующий день была практика, и в итоге моя работа была признана одной из лучших в группе. Мастер меня очень хвалила, а результат понравился и самой модели.

Не мужское дело

— Я вернулся в Благовещенск и начал практиковать уже на следующий день. По началу, конечно, было очень тяжело. Я сидел по несколько часов над каждым веком и думал: «Зачем я вообще в это ввязался?» Это очень кропотливая работа, которая требует терпения. Я психовал, не мог ресничку отделить от ленты, силу рассчитать, потому что руки тяжелые, не чувствовал пинцет. Сейчас уже все отработано, но делаю я наращивание дольше относительно других мастеров — в среднем по три часа. Зато очень качественно.

Раньше я тоже думал, что мелкая моторика, усидчивость — это все про девочек. Но, оказалось, что парни в этом смысле даже выносливей, чем женщины.

Я могу просидеть несколько часов на месте, не вставая, повергая в шок всех мастеров-коллег. Больше всего устает спина — а у мужчин на ней более крепкие мышцы. К тому же мы можем настроить себя психологически, не замечать раздражающих факторов. Я ни одну ресничку не пропущу. Пусть она будет запрятана, я доберусь, распутаю, своего добьюсь.

Мы с моей девушкой Аней сделали в нашей квартире рабочую комнату, которая оборудована получше многих салонов. После обучения я «переделал» всех родственников женского пола, параллельно задумался о клиентской базе. Но мне нужно было набить руку. Пару раз мы схитрили: Аня выставила пост, что требуются модели на наращивание. Все думали, что отучилась она, и смело шли к ней, а мастером оказывался я. К счастью, клиентки не пасовали и уходили довольными.

Слухи распространились настолько быстро, что уже 16 февраля меня пригласили работать в салон Beautelle в Благовещенске и предложили хорошие условия по аренде места. Они были не единственными, кто меня позвал, но я выбрал их.

Салон выставил пост с информацией обо мне, и вот тут пошла настоящая жара. Все начали комментировать, добавляться. А у моих друзей перевернулся мир: я никому ничего не говорил, хотел держать это все в тайне, просто наращивать ресницы и зарабатывать этим деньги, а тут… Но никто поначалу не верил. Леха делает ресницы — где это видано вообще? До сих пор некоторые думают, что это прикол.

Друг долго отговаривал: «Леха, у тебя крыша поехала. Что ты делаешь?» А потом сходил к знакомой девочке-парикмахерше, нажаловался ей, что я вот такой сумасшедший. А она ему в ответ: «Это же тема, сейчас все к нему побегут». И тогда он призадумался. Я только приехал, с поезда слез, а он меня встретил словами: «Я, наверное, тоже пойду учиться».

В основном поддержали отец и девушка. Да-да, папа сказал: «Пробуй, это действительно круто. У мужиков вообще все лучше получается, за что они ни берутся». Ну я согласен с ним, так и есть (смеется).

Безусловно, то, что я мужчина, подогревает интерес девушек, но клиенты обращаются ко мне не только из-за этого. Я на самом деле за короткий срок научился наращивать ресницы качественно и красиво. Ко мне девочки приходили после объемного наращивания, у них моя «классика» гуще смотрится, чем объем.

За естественность

Сейчас я успеваю принять два-три человека в день. Пока наращивание — это мой дополнительный заработок, кроме этого у меня есть и основная занятость.

Заказов много, но все хотят «объем», которого я пока не делаю. Он мне не очень близок, я все-таки за естественность. «Классика», чем мне нравится, что ты на каждую ресничку клеишь одну искусственную ресничку, просто удлиняешь и делаешь завиток. Все. А вот эти 2D и 3D — по три штуки на одну ресницу клеить — это слишком, сразу видно — щетка. А если девушки выбирают «голливуд», то там вообще будто гусеница на веке уснула.

Первое время я допускал ошибки, неправильно считывал информацию с лица, но сейчас промахов не допускаю. Все ведь очень индивидуально. Я фиксирую себе схемы, чтобы в следующий раз знать, что именно делать конкретному человеку.

Я обращаю внимание на состояние ресниц, на толщину. Если сделать слишком толстые на тонких ресницах, то они просто повиснут и не будут смотреться. Есть разные типы глаз — миндалевидные, щелевидные, например. Есть восходящий тип, есть нисходящий тип. По всем этим параметрам нужно ориентироваться. Девушка ко мне приходила, у нее было нависшее веко и нисходящий тип. Она хотела лисий эффект, но он ей просто не пошел бы — уголки глаз тогда бы совсем повисли, и она была бы похожа на енота. В общем, от сомнительных желаний я пытаюсь девушек вежливо отговорить.

Естественно, я не экономлю на материалах, соблюдаю технологию, все у меня стерильно и безопасно. Никогда не стану делать наращивание аллергичному человеку — есть у людей непереносимость к искусственному. Глаза могут опухнуть и загноиться, поверьте, это чудовищное зрелище, которое, к счастью, я наблюдал не у своих клиентов.

Девушки и женщины у меня были от 18 до 55, наверное. Это студентки, сотрудницы ЖКХ, врачи, бармены, официантки. Уже есть интересные личности. Мне попадалась женщина-экстрасенс. С порога она спросила: «У вас тут никто не умирал? Давайте я почищу». К слову, выяснилось, что она вполне нормальная, просто так зарабатывает деньги. От ее услуг мы вежливо отказались, но свои предоставили.

Ко мне записываются девочки, которые сами занимаются ресницами. Им интересно поговорить, обменяться опытом.

Я со всеми стараюсь подружиться, но много болтать не люблю — это увеличивает время процедуры. Чаще что-то рассказывают сами женщины. Не скрою, иногда спрашивают моего мнения как мужчины, советуются относительно своей личной жизни. Сам я о таком не спрашиваю. Есть те, кто за сеансом просто молчит или спит. И храпит, но к этому я отношусь нормально, мне не мешает.

Флиртовать у клиенток не получается. Аня работает в том же салоне и контролирует процесс (смеется). Она всех укрывает, чтобы только лицо было видно и больше ничего. Ну и в Instagram я предупреждаю, что у меня есть девушка. Думаю, если я был бы холостой, желающих ко мне записаться было бы больше.

К слову, свою девушку к мужчине-мастеру я бы не пустил. Вы гоните, что ли? А рассказывают ли клиентки своим мужчинам, что идут к мастеру-парню, я не знаю, но о конфликтах из-за этого не слышал.

Клиентки наращивать ресницы у меня не стесняются. Они знают, куда идут. Но, как обратила внимание Аня, с мастером-мужчиной они гораздо терпеливей. Они никогда не скажут, что им больно, неприятно. Даже если я знаю, что доставил какой-то дискомфорт и спрошу, все ли в порядке, они заверят, что все хорошо.

Самый трудный клиент? Моя девушка (смеется). На самом деле, у нее свои ресницы очень хорошие и красивые и достаточно было бы ламинирования, но она решила наращивать. Она капризная. То я руку ей на лоб положу, что мозг через уши вытекает, то ресничку дерну. С другой стороны, с ней я могу обратить внимание даже на возможные минусы и делать все идеально, потому что клиентки о них молчат.

Не буду «сладким»

— Не спорю, полученная профессия уже наложила на меня свой отпечаток. Я раньше никогда так не обращал внимания на глаза. Сейчас невольно разбираю, кому пора коррекцию делать, где ресницы помялись жутко или ужасно отросли, кто красит глаза до «паучьих лапок». Как я раньше этого не замечал? Еще обращаю внимание на ногти, потому что нэил-дизайном занимается девушка и делает невероятно красивые и аккуратные вещи.

Однако в отношении ухода за собой не поменялось ничего.

Я по-прежнему считаю, что вся эта косметика для мужчин, процедуры — полная ерунда.

Да, я делаю девушкам ресницы, но сам бы экспериментировать с внешним видом не стал бы никогда. Я остался таким же мужественным, грубым. У меня вызывают отторжение геи и метросексуалы, которые, к слову, стали толпами на меня подписываться, думая, что я «сладкий». Но следить за собой, как женщина, я не буду и не изменю своим принципам никогда. Наращивание — это просто работа.

Безусловно, сначала я относился к ремеслу только как к средству заработка. А сейчас понимаю, что я действительно делаю девушек красивее, хотя они у нас на Дальнем Востоке хороши в принципе. Но иногда, разглядывая фото «до» и «после», я думаю: «Вау, как здорово получилось, я изменил человеку взгляд, открыл его». Это мотивирует развиваться в этом направлении дальше. У меня уже есть несколько идей на этот счет, но пока раскрывать свои секреты я не буду.

Фото: Дмитрий Тупиков, личный архив Алексея Козлова

 

    Оставьте комментарий

    Login

    Welcome! Login in to your account

    Remember meLost your password?

    Lost Password

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.