Из бухгалтера в бортпроводники: амурчанка рассказала о работе в небе

Бортпроводница самолета Sukhoi Superjet-100 МЧС России поделилась особенностями своей профессии

Дилярам Абитова коренная амурчанка, но сменив профессию она стала человеком мира. В Благовещенске девушка училась до пятого класса, затем четыре года жила с родителями в Японии, а после вернулась на родину, получила профессию в МАПе и устроилась работать помощником бухгалтера. На этой должности она продержалась около года, а после уволилась, осознав что хочет прожить жизнь иначе.

— Диля, в какой момент своей жизни вы решили, что станете бортпроводницей?

— В детстве я очень много путешествовала. 4 года жила в Японии, училась в японской школе. Постоянно приходилось летать на различных самолетах. В то время у меня всегда вызывал восторг вся авиационная техника. Как такая «махина» взлетает в небо, — для меня это было чем-то непонятным и не объяснимым, и до сих пор это не перестает меня восхищать. Всегда нравилось наблюдать за стюардессами, — такая сдержанность, воспитанность, приветствие, расположение к себе. А потом, волей судьбы я сама стала бортпроводником. Мне тогда было 23 года. В один момент просто надоело возиться с бумагами, цифрами, подсчетами в программе 1С, решила что-то кардинально поменять в своей жизни. Поняла, что себя ещё не нашла, хотя осознанно училась на экономиста. И однажды, занимаясь поиском новой работы на просторах Интернета, я увидела вакансию бортпроводника. На тот момент это была авиакомпания «Сибирь». Я, недолго думая, заполнила резюме и отправила заявку. Не прошло и 3 часов как мне позвонили, провели собеседование по телефону и пригласили на очную встречу. Дали 3 дня на раздумья, и тогда я поняла, что это шанс который выпадает раз в жизни. И решила им воспользоваться.

— Как и на чём проходило ваше обучение новой профессии?

— 2012 год кардинально перевернул моё будущее. После прохождения собеседования мне дали положительный ответ. Далее последовало прохождение врачебно-летной комиссии, и само обучение, которое длилось 2,5 месяца. Меня обучали на семейство Airbus A319, 320 и 321. В процессе обучения у нас были предметы: конструкция воздушного судна, авиационная безопасность, воздушные перевозки, технология обслуживания, авиационная медицина, психология сервисного общения, авиационный английский язык, трудовое право, воздушное право, аварийно-спасательная подготовка. Самым любимым предметом была аварийно-спасательная подготовка. Там мы отрабатывали возникновение различных аварийных ситуаций в полете, на рулении, на взлете, также посадка на сушу, посадка на воду, тушение пожаров. Аварийно-спасательную подготовку мы проходим ежегодно. Мы всегда сконцентрированы, внимательны, бдительны. После окончания обучения мы отлетали с инструктором 30 стажерских часов, после чего нам выдали свидетельство бортпроводника и мы были допущены к самостоятельным полетам.

— Как родители восприняли, что вам дали зеленый свет в мир авиации и вы будете бортпроводницей?

— Папа у меня закончил китайско-английское отделение в педагогическом институте, а мама — переводчик с японского языка. Я сразу же позвонила родителям и сообщила приятную новость. Они меня поддерживают и, видя, что я занимаюсь любимым делом, мной гордятся, а я счастлива вдвойне. Ведь работа — это неотъемлемая часть нашей жизни, и она всегда должна приносить удовольствие. Поэтому для человека важно найти себя. Я себя нашла. Мне нравится то, чем я занимаюсь. А уж после того как я попала в МЧС России, я была на седьмом небе от счастья.

 

— Как вы попали в АСК МЧС России?

— Надо сказать в МЧС я попала тоже случайно, они меня сами нашли. В 2015 году был тяжелый переломный момент в жизни, к тому же я уволилась из авиакомпании «Сибирь». Там я проработала 2 года — это был колоссальный опыт. Становление как личности, выработка профессиональных навыков. Работа в «Сибири» меня закалила. География полетов была довольно обширная. Когда только устроилась в МЧС России, я летала на «Ан-148» — наши «Антошки» или ласково мы их называли «грустный ослик». У них крылья идут сверху, и они как бы расходятся. И когда с лицевой стороны на них смотришь, он напоминает ослика, как будто ушки висят. А потом поступили Sukhoi Superjet-100 и мы перешли на них.

 — Когда пришли работать в МЧС, помните ли свой первый рейс?

— Да, конечно помню. Это был морозный декабрь 2015 года. Мы летали в Ростов-на-Дону и Симферополь, забирали детей-грудничков с пороком сердца. Для меня это был тогда очень тяжелый вылет.

— Сколько всего человек обслуживает самолет Sukhoi Superjet-100?

— Сейчас у нас два экипажа. Наша служба бортпроводников насчитывает 10 человек. Вообще минимальный состав на Sukhoi Superjet-100  — это 3 человека.

— Что самое сложное в вашей работе?

— Мы всегда сосредоточены, внимательны ко всему, что происходит на борту судна. Чрезвычайная ситуация сложна тем, что мы находимся с людьми, которым нужна помощь, ты сопереживаешь им. Довольно часто приходиться перевозить родственников, у которых больные близкие, а кто-то и вообще потерял родных. Вот это наверно, в эмоциональном плане самое тяжелое ощущение. Но, тем не менее, мы должны держаться, мы должны быть эмоционально выносливы, и создавать все благоприятные условия для перевозки пассажиров, чтобы они чувствовали заботу, комфорт и безопасность, что является нашей основной задачей. Мало того, что мы находимся с людьми, у которых дети больные, или пострадал кто-то, так они и впервые летят на самолете. Соответственно, от этого ещё большее напряжение. Когда в полете «ловим» воздушные ямы, или турбулентность, болтанка, или грозу начинаем обходить — люди пугаются, нервничают. Мы стараемся всех успокоить, заботимся обо всех, кто на борту.

— Вы следите за новостной лентой?

— Да, безусловно. У меня уже выработана привычка. Просыпаясь утром, я смотрю сразу же новостную ленту, что произошло в мире. Потому что вероятность того, что мы можем полететь, всегда велика. Смотрю новостные выпуски «России 24», чтобы быть в курсе событий, в Интернете иногда читаю. Я считаю это своей обязанностью, потому что мы работаем в министерстве по чрезвычайным ситуациям, тем более мы — авиационный спасательный отряд и должны быть всегда в курсе всего, что происходит в России и в мире.

— Какие испытываете чувства и эмоции после закрытия дверей и набора высоты?

— Чувствую воодушевление. Я люблю свою работу. И я иду на неё всегда с радостью. А ещё, хотела отметить, у нас очень хороший коллектив. Мы как одна большая семья. Мало того, что тебе нравится то, чем ты занимаешься, и когда тебя окружают такие же люди — это очень дорогого стоит. Что касается каких-либо ощущений при закрытии дверей и вообще на работе, то все мысли мы оставляем на земле.

— Что бы вы пожелали юношам и девушкам, мечтающим стать бортпроводниками? Какими нужно обладать качествами?

— Нужно быть очень ответственными, дипломатичными, толерантными, эмоционально-сдержанными. В авиацию если люди приходят, то они, либо сразу понимают. что это не их дело и уходят, либо остаются навсегда. Это ты всегда чувствуешь по себе, когда начинаешь работать.

Источник: mchsmedia.ru

 

    Оставьте комментарий

    Login

    Welcome! Login in to your account

    Remember meLost your password?

    Lost Password

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.