Куда уходит праздник?

«АмурЛента» обеспокоилась судьбой отслуживших новогодних елок

К новогодним праздникам для амурчан заготовили около 20 тысяч хвойных деревьев, 2,5 тысячи из них нарядили в своих домах благовещенцы. Праздники закончились, и елки стали ни к месту — сейчас город переживает пик избавления от хвойных красавиц. Видя целые ряды деревьев у мусорных контейнеров, редакция ИА «АмурЛента» задалась вопросом, можно ли что-то сделать, чтобы символы Нового года не уходили в небытие так бесславно.

Специалисты министерства лесного хозяйства области, которые и  контролировали заготовку хвойных деревьев, рассказали, что цифра в 20 тысяч штук елок для амурчан взята не с потолка — они ориентировались на статистику продаж по итогам прошлых лет и на число заявок от глав районов и городов Приамурья. В итоге все деревья были раскуплены — рубить дополнительные не пришлось, как и решать, куда деть оставшиеся.

Кроме того, как пояснили в министерстве, в первую очередь заготовка хвойных проходит на лесных участках, подлежащих расчистке, — это квартальные просеки, минерализованные полосы, противопожарные разрывы, трассы противопожарных и лесохозяйственных дорог, а также территории, где нужно провести рубки ухода за лесом. То есть деревья, не будь они вырублены для праздника, были бы вырублены по необходимости.

Утешили нас и тем, что ежегодно производится восстановление лесных культур — это посадка деревьев на площади 2,8 тысячи гектаров и 24,9 тысячи гектаров содействия естественному возобновлению.

Выходит, что деревья заготавливают вдумчиво, но и утилизировать их тоже можно с умом. В других городах России проходят целые акции по переработке новогодних деревьев. Вот лишь часть примеров, когда елкам дали вторую жизнь.

В щепки!

В Москве департамент природопользования и окружающей среды города совместно с экологическим движением «РазДельный сбор» второй год подряд проводят акцию по утилизации новогодних деревьев. Суть проста — собранные елки отправляют на предприятие, занимающееся переработкой древесных отходов. Из елей, сосен и пихт делают щепу, которая потом используется в качестве удобрений и грунта для животных. В США, к слову, из древесных отходов делают бумагу и наполнители для кошачьего туалета. Для того чтобы дерево приняли и сдали на предприятие, необходимо убедиться, что оно избавлено от елочной мишуры и других украшений.

На нужды животных

Фото: www.krn-vesti.ru

Новогодние деревья в той же Москве принимает зоопарк, но, правда, сотрудничают здесь с предпринимателями, у которых остались нераспроданные хвойные. Почему не котируются елки от простых смертных граждан? Опять же — из-за оставшихся на ветвях фрагментов украшений или их химических следов — они могут нанести вред животным. К тому же постоявшие в квартирах елки подсыхают, теряют запах и гибкость и становятся малопривлекательными для экзотических обитателей зоопарка. Животные едят деревья, обтачивают о них зубы. Ветки хвойных также сгодятся и в качестве подстилки. Подобные акции практикуются и в других крупных городах России. 

Кстати, такой практикой когда-то занимался один из инициативных амурских фермеров. Он собирал новогодние деревья на корм своему скоту.

На пользу других деревьев

Если же елка все-таки срублена и потеряла товарный вид — это тоже не беда. В Нальчике, например, объединяют акции по посадке деревьев и спасению выброшенных хвойных. Из елок и сосен делают колышки, необходимые для высадки саженцев. Чтобы сделать такую опорную конструкцию, достаточно пары минут работы топором.

И снова в лес

Еще в столице дарят вторую жизнь деревьям в кадке с почвой или песком. К слову, в Благовещенске с недавних пор  такие тоже можно приобрести. Елка должна быть невысохшей, что бывает при неправильном уходе, и с корнями. Весной их высаживают в лесу или парке столицы, а до этого момента деревья хранятся в служебных помещениях розария.

Сортировке здесь не место

К сожалению, пока в Благовещенске таких акций не проводят. Более того, иногда горожане не только не беспокоятся по поводу переработки, но и не утруждают себя тем, чтобы правильно избавиться от дерева. Путь из дома до контейнерной площадки становится для них непреодолимым. Так, в прошлом году управление ЖКХ города убедительно просило горожан не выбрасывать елки из окон и балконов, потому что такие случаи бывали.

— Как правило, рядом с контейнерной площадкой есть место под крупногабаритный мусор. Туда люди складывают бывшую в употреблении мебель, ветки, когда весной происходит обрезка. Машина приезжает раз в два-три дня и весь этот мусор забирает.  Туда же стоит относить елки, — объясняет директор благовещенской компании по сбору и вывозу твердых бытовых отходов «Икс Эль» Евгений Чупыра. — Не стоит ломать деревья и утрамбовывать их в контейнеры, так как людям потом некуда деть мусор, а у мусоровоза нет возможности просто высыпать содержимое в бункер машины. Приходится вызывать другой транспорт — для сбора елок мы задействуем грузовик с рабочими. Специалисты компактно складывают деревья и везут на полигон.

В компании отмечают, что активно избавляются от елок после старого Нового года и Крещения, но бывает, что горожане тянут с выносом елей и сосен до плюсовых температур.

Некоторые, то ли жалея деревья, то ли проявив лень, втыкают елки в сугробах у подъездов домов — вроде как и из дома вынес, и во дворе красиво. А недавно елка в Благовещенске стала предупреждающим знаком — хвойное дерево вставили в зияющий колодец посреди проезжей части рядом с детским садом № 4. Может, и вправду хотели людей предупредить, а может, не довезли до контейнера. В любом случае это не пример «второй жизни» для дерева.

— Мы сами интересовались правильной утилизацией мусора, его переработкой, — рассказал Евгений Александрович. — У нас ведь есть не только елки, но и стекло, пластик, металл. Мы думали заняться сортировкой таких отходов. Но столкнулись с тем, что даже если мы начнем сортировать мусор, как это делается на Западе или в Европе, то перерабатывать его негде — у нас нет в городе и области соответствующих заводов. Ближайшие находятся, если я не ошибаюсь, в Комсомольске-на-Амуре и в Иркутске. Можно транспортировать отсортированные объемы туда, но железнодорожный тариф неподъемный. Хорошо бы отдавать мусор на переработку по себестоимости, а так ты себе его в убыток сортируешь, платишь железнодорожный тариф и еще оказываешься должен. Это, наверное, все-таки не совсем правильно, на перевозку должны существовать льготы. Если государство на это внимание обратит, то, может быть, мы к этому и придем.

Компании ничего не остается, как вывозить хвойный мусор на полигон твердых бытовых отходов. На «Полигоне» корреспонденту ИА «АмурЛента» отказались рассказывать о дальнейшей судьбе амурских елей и сосен. Скорее всего, деревья не сжигают, а бульдозерами спихивают в яму и засыпают землей. Понятно, что если елку выкинуть, она не нанесет вреда, однако на мусорных полигонах нет условий для их естественного разложения, деревья вряд ли смогут «вернуться» в почву и тем самым принести пользу. Переработка могла бы стать шансом улучшить состояние окружающей среды, но пока мы не сделали и шага навстречу ему.

Фото на превью: govermentpolit.ru

 

    Оставьте комментарий

    Login

    Welcome! Login in to your account

    Remember meLost your password?

    Lost Password

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.